История не тёмной лошадки

Кайл Лоури о чемпионстве Торонто
Сейчас меня постоянно спрашивают только об одном: что ты чувствуешь, когда выигрываешь своё первое чемпионство?

Казалось бы, лёгкий вопрос. В конце концов, я так или иначе работал над этим чемпионством всю свою жизнь. Но до сих пор я не уверен, что смогу описать это чувство в нескольких словах.

Когда ты столько времени и страсти вложил в эту игру, все твои чувства привязаны к мысли стать чемпионом. Проверить себя. И чем ближе ты становишься к своей цели, совсем немного не доставая до вершины, тем больше это тебя волнует.

Я никогда не выигрывал чемпионство в старшей школе. Мы проиграли финальную игру за чемпионство Католической лиги в мой первый и последний сезоны. Сначала проиграли UNC, будучи первокурсниками, затем Флориде, когда я был второкурсником. Обе эти команды выиграли турнир.

Потом я попал в лигу, и лучший способ описать это: сказать кому-нибудь 10 лет назад, что однажды я стану чемпионом НБА в составе Торонто Рэпторс. Наверное, они не будут понимать, что из этого смешнее.

Возможно, я ещё не могу описать, что на самом деле чувствую, выиграв чемпионат, потому что всё ещё полностью нахожусь в процессе, я всё ещё в деле.

И вся особенность этого момента заключается в том, что сложно объяснить словами, как это ощущается, но я точно знаю, что это моё. Это принадлежит мне, моей семье, моим одноклубникам, тренерам и всему Торонто. И это всё, что имеет значение.

Всё это подводит меня к следующему вопросу, который мне иногда задают люди: Думаю ли я, что мы получаем достаточно уважения, как действующие чемпионы?

Конечно нет.

Но всё же, тревожит ли меня это?

Не-а, на самом деле нет.

В этом нет ничего нового. Торонто никогда не получает уважения, которое заслуживает, потому что мы единственная канадская команда в лиге. Так было с тех пор, как я сюда попал.

Для меня дорога к чемпионству была длинной и тяжёлой, также как для команды и организации. Но мы сделали это.

Они могут говорить и думать всё что захотят. Но факт остаётся фактом: мы получили перстни, а все они лишь усталость.

Но это не имеет значения. Мы всё ещё чемпионы.
Люди часто бросаются словами, но мне никогда не нравится, если меня называют «тёмной лошадкой».

Отчасти, это звучит словно я получил всё что имею, только из-за того, что мне повезло.

Они не ошибаются – определённо доля удачи здесь есть. Хотя ведь это истинно для всех парней в лиге – вообще для всех людей, достигших своей детской мечты. Но когда речь заходит о том, чтобы закрепиться в лиге, конкуренции и личностном росте как игрока, то есть о стадии, в которой я сейчас нахожусь, - ничего не зависит от удачи. Это процесс.

Хотите услышать действительно фантастический историю? Ребёнок, росший в одном из самых опасных районов Америки, получил четырёхлетнюю стипендию на обучение в Вилланове.

Это не просто фантастическая история, это что-то на грани реальности, откуда я родом.

Неважно, насколько значим этап или момент, баскетбол – это фантазия. Не имеет значения, какой будет результат, или то, как я играю, когда речь идёт о баскетболе, я фактически не чувствую реального давления.

Реальная жизнь – это всегда давление.

Давление – это тысячи миль идти сквозь снег без передышки, потому что только этим путём ты сможешь достигнуть цели. Давление – это когда ты ждёшь кузена, который получает питание по WIC программе (прим. Специальная дополнительная программа питания для женщин и детей в США), чтобы стащить у него бесплатного молока или даже сока, если повезёт. Давление – это когда твоя мама работает на двух работах, и при этом старается уделять достаточно времени своим детям, чтобы они не оказались в числе тех многих, кто умер или закончил свою жизнь в тюрьме.

Это реальная жизнь. А баскетбол? Он всегда был убежищем для меня. Всё равно, насколько напряжённой была игра.

Моё воспитание сформировало мою игру. Играя в стритбол возле стадиона на Connie Mack on 22nd, я получал своё первое баскетбольное образование. Мой брат Луни старше меня на пять лет, но он всегда делал так, чтобы я был в его команде. Когда ты самый младший на площадке, и все остальные игроки больше и сильнее тебя, твои рабочие обязанности очень просты: нужно постоянно двигаться, суетится. Брать на себя ответственность за неудачи, бегать за мячом, ставить заслоны и не бросать (но всегда забивать, если бросил).

Но, по большей степени, ты должен быть жёстким. Это обязательно. К счастью, быть жёстким мне всегда удавалось легче всего. Над этой частью игры мне не нужно было работать или усовершенствовать её. Я унаследовал это от бабушки.

Она скончалась менее года назад, и такое событие стало настоящим ударом для меня, потому что она была «моим человеком». Мы всегда понимали друг друга, так как были очень похожи. В таком преклонном возрасте она должна была думать о себе, но мы все знали, что больше всего она заботится о нас. Всё что она делала, она делала для других.

Всё же, она была не тем человеком, с которым стоит связываться.
Я никогда не забуду, как подрался в начальной школе. Как только всё закончилось, и меня привели к директору, я думал только об одном: "Чёрт, бабушка надерёт мне зад!"

Я поклялся всем, сидя в кабинете директора, она говорила что-то вроде: «Кайл, это серьёзно. Ты будешь отстранён.» А мой единственный ответ лишь умолял её: «Хорошо, делайте всё что хотите, только не говорите моей бабушке! Пожалуйста, пожалуйста, только не звоните моей бабушке!»

В этот день я шёл домой, как на похороны. Моя мама всегда была более лояльна, но бабушка была приверженцем дисциплины. И я знал, что ждёт меня.

Как только я вернулся домой, я увидел её, она ждала. Я почувствовал дрожь. Я никогда не забуду то, что она сказала мне.

«Ну что ж, ты выиграл?»

Я не знал, было ли это шуткой или что. Я просто кивнул.

«Ага».

Затем она слегка улыбнулась и просто сказала: «Тогда хорошо».

И это было всё. Я получал от неё больше, получал больше даже за случайно пролитое молоко. Но сейчас она сказала только это.

Долгое время я не мог понять почему. Но однажды я стал отцом, и этот случай приобрёл немного больше смысла. Так она пыталась научить меня жёсткости. Был ли это лучший способ? Найдёте ли вы что-то подобное в книжках для родителей? Нет, скорее всего не найдёте. Но каждый по-своему пытается проявить свою любовь и заботу о близких.

Не дерись.

Но если ты уже подрался? Выиграй.
Я горжусь тем, откуда я, и я всё сделал для них. Но была одна проблема, связанная с воспитанием в таких районах – тебе сложно научиться доверять людям.

Доверие – это роскошь, которую люди, находящиеся в безнадёжных ситуациях, не могут себе позволить. И в результате, легко стать одиноким, если ты чувствуешь, что у тебя не всё идёт хорошо. Когда я покинул дом, и особенно когда попал в лигу, мне сложно было достичь того уровня доверия, который нужен для успеха команды.

Ещё одна из причин была в том, что после того, как меня задрафтовал Мемфис, я довольно быстро разобрался в баскетбольном бизнесе. Я попал туда, как новичок, веривший в то, что в будущем стану их разыгрывающим, затем, ровно через год команда выбрала на драфте Майка Конли.

Если честно, это был отличный пик. Сейчас Майк стал одним из лучших в лиге. Но в то время я, конечно, так не думал. Я вообще этого не ожидал. Я даже не думал, что они выберут разыгрывающего. В тот момент, когда Майка выбрали под этим пиком, я ударился об реальность, в НБА нет никаких гарантий.

Когда меня обменяли в Хьюстон, я был готов доказывать каждому, на что я способен. Я работал усерднее чем когда-либо, чтобы получить игровое время и уважение. Я провёл лучший сезон в карьере, когда Кевин МакХейл был назначен главным тренером. В самом начале этого сезона у меня был неправильный настрой. Я думал, что если я провёл хороший сезон, то я крутой. Я заслуживаю лучшего обращения. Тренер сказал мне ровно противоположное. Он был строг ко мне. Очень строг. В то время я не мог смотреть на то, что он пытается сделать. Я не понимал, что он видел во мне хорошего, жёсткого игрока, который ещё может расти, если его подтолкнуть.

Я не знал, что ответ на вопрос «Почему он так строг со мной?» был прост «Он делает тебя лучше».

Когда всё закончилось обменом в Торонто, я чувствовал себя почти также, если бы меня отправили в ссылку. В то время я не хотел ничего знать. Я просто думал, что это станет небольшой остановкой, перед чем-то более перспективным в другом месте.

Но позже, немного времени спустя, я понял, что был неправ. Это место не просто остановка. Это удивительный город с преданными фанатами. Всё что им оставалось сделать – это выиграть.

В те первые дни в Торонто не было никаких гарантий, что команда останется именно такой. В данной ситуации многие из нас не принимали предложения других организаций. Мы все довольно быстро достигли взаимопонимания. Мы играли друг для друга. Я встретил ДеМара, который стал одним из моих лучших друзей и игроком All-Star, и мы начали создавать что-то особенное. Между нами было доверие.

Чтобы дойти до финала и завоевать трофей, мы пожертвовали гораздо больше, чем должны были. Мы потеряли людей, которые помогли создать всё это. Мы обменяли ДеМара, Йонаса Валанчюнаса. Меня глубоко ранило это, хотя я знал, что они часть бизнеса.

Затем ростер команды был построен таким образом, что все игроки были конкурентноспособны. И, да, в конечном счёте нам немного повезло. Мы набрали несколько своевременных очков и те несколько ударов, три или четыре, по душке кольца в концовке против Филы.

Мы делали всё так, как должны были и когда должны были, чтобы достичь цели.

И сейчас, после всего этого: работы, радостей, разочарований – только одно имеет значение: Мы чемпионы.
Одну вещь я знаю точно, просто выиграв чемпионство, ты не удовлетворишь себя. Это не чувствуется как конец.

Наоборот это подталкивает тебя. Потому что сейчас это не мечта и не фантазия – ты знаешь, что для этого нужно, ты знаешь каково это. И, сделав это однажды, ты готов сделать всё что в твоих силах, чтобы снова почувствовать победу. Вот что управляет мной в этом году. Вот что заставило меня рано встать и пойти в зал через неделю после нашего парада.

Мы с нетерпением ждём церемонии вручения перстней. Не спрашивайте об этом. Но когда чемпионский баннер повесят под потолком арены, мы ещё достаточно долго не будем на него смотреть. Мы будем сконцентрированы на том, чтобы выиграть ещё один. Потому что этот уже никуда не денется. Он будет висеть тут.

В прошлом месяце я привёз трофей Ларри О'Брайена домой. Оба моих сына одновременно рассматривали его. Мой младший сын, Кэм, бегал и прыгал вокруг трофея, оставив по всей его поверхности свои отпечатки пальцев. А мой старший сын, Картер, просто посмотрел на него с таким удивлением. В его глазах читалось «Как это вещь оказалась здесь, сейчас, в этот момент?»

Однажды, когда он станет немного старше, я расскажу ему, как это случилось. Это длинная история. Но это и великая история. И несмотря ни на что, одна вещь никогда не изменится.

Торонто Рэпторс, чемпионы НБА.

Кайл Лоури, чемпион НБА.

Это останется навсегда.

Перевод статьи Кайла Лаури от 21.10.2019 с ThePlayersTribune.

Светлана Герасимова
Автор перевода
Подпишись на новые посты
Раз в неделю будем присылать тебе свежие материалы, чтобы ты ничего не пропустил
Уведомления о новостях Ball In
Подпишись, чтобы раз в неделю мы присылали тебе на почту новости с новыми материалами и событиями.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Made on
Tilda